Главная Власть «Первомай» умер

«Первомай» умер

E-mail Печать PDF

Партии и общественные организации используют советский праздник «Первое мая» в качестве формального повода для выражения своей позиции.

Мероприятия, прошедшие 1 мая 2012 года в Москве, были преимущественно политическими. «Народные гуляния», так старательно рекламировавшиеся администрацией города, прошли за его чертой. Фактически это означает, что праздник мертв и от него осталась только скорлупа, которую каждый сам пытается наполнить произвольным содержанием. Под «каждым» имеется в виду политическая партия, коалиция, общественное движение (something else?).

Что же касается персонально «каждого», то индивидуумы составили «молчаливое большинство», которое ежегодно раскалывается на две фракции: одна голосует машинами и электричками за шашлыки и грядки, другая – пятой точкой и пультом за «семейный вечер у телевизора». С ними все понятно, перенесем фокус внимания на политических эксплуататоров «Первомая».

Предсказуемо крупной и неожиданно живой акцией отличился тандем Федерации независимых профсоюзов и «Единой России». Чиновники напряглись и устроили многотысячное шествие по Тверской во главе с другим тандемом – Путиным и Медведевым. Первый тандем после акции облегченно вздохнул и отрапортовал о ее завершении своему начальству, а второй отправился на PR-посиделки в пивном баре «Жигули» на Новом Арбате.

Возможно, мощный пинок от одной из башен Кремля накануне «болотных волнений» 6 мая способствовал предельной концентрации усилий. А возможно, мы имеем дело с результатом протестного эпилептического припадка, случившегося на фоне грядущего официального утверждения Суркова у руля Едра (кто был свидетелем «разгонов», которые давал ВЮС на выездных «медвежьих» семинарах, еще будучи чиновником от АП – поймет).

Как бы там ни было, на самом деле партийцы-единоросы и профсоюзные менеджеры продемонстрировали чудеса производительности, наполнив Тверскую улицу до отказа 150 000 демонстрантов, после чего водрузились на трибуну «принимать парад» с видом, говорившим, «а мы тут и без гения Владислава Юрьевича сами с усами…».


Удивительно, что удельный вес искренне улыбавшихся и радовавшихся разноцветному шествию лиц был зашкаливающим. Слабо представляю себе, как такое могло получиться, но факт остается фактом: угрюмые физиономии гопников, дам бальзаковского и бальзамированного возрастов, а также представителей трудовых диаспор, которые обычно свидетельствуют об активной работе «массовок», были большой редкостью в этом цветастом шествии.

Естественно, для «политической острастки» подтянули к участию и ряд прокремлевских молодежных движений. Спектр – от само собой разумеющейся «Молодой Гвардии», до «Румола» и «Местных», входящих в «Штаб Единых Действий». Последняя структура известна в «кремлевских коридорах» тем, что внесла значительный вклад в оборону на «молодежном» участке фронта «Кремль – Оранжевые» в ходе битв с декабря по март. Численность колонн «молодежек» показывала, что они находятся на шествии для «правильности политического момента», и в данный момент озабочены, прежде всего, вопросами противостояния несистемщикам во время событий 6-7 мая.


Была опасность того, что мероприятие пройдет в «казарменно-деловитом» стиле. Этот «флер», как нечистый дух все время сопровождает результаты деятельности престарелых массовиков-затейников советской свежести, которых управы традиционно бросают на «количественный» участок фронта.

Однако, как оказалось, запасы псевдосоветской ностальгии в нашем народе еще не до конца исчерпаны «дискотеками 80-х» и продукцией в стиле «back in the USSR». Неостывший труп советской империи сам по себе настолько величественен, что всего лишь энергиями, исходящими от него, можно подпитать не один десяток ностальгических многомиллионных шоу (неважно, идет ли речь о плодах усилий музыкальных и шмоточных продюсеров, или лукавых политтехнологов). Радостно вдохнув этих энергий, едросы, «инициативщики» и районные главки не ударили в грязь лицом: на шествии было все, от ожидаемых шаров и транспарантов, до живых оркестров, казаков, фольклорных коллективов, гигантских растяжек, людей в одеждах символизирующих «рабочие профессии» и даже… автопоездов.


Единственным смыслом во всей этой, в принципе, забавной и не напрягающей (в отличие от многих «селигерских» форматов) кавалькады была демонстрация готовности Кремля к мобилизации масс. Мобилизовать требовалось больше, чем на Поклонной в холодное время года – показать естественный прирост людей, лояльных власти, готовых выходить на улицу в теплый период. Эту задачу профосоюзы, управы и Едро успешно выполнили.

Оставим на этой ноте наших функционеров допивать свои напитки в «Жигулях» и переместимся на другие площадки.

Если говорить о традиционных «ответных ударах» со стороны парламентской оппозиционной троицы – КПРФ – ЛДПР – СР, то эта «компания» была самым слабым «ответом». Как по «медийным» выходам, так и по содержанию/креативному оформлению мероприятий, менеджерам, ответственным за соответствующие пункты у оппозиционных партий можно ставить тройку с минусом. Коммунисты, которые могли бы развить драматургический конфликт с помощью заявки на обладание своеобразными «авторскими правами» на 1 мая, обошлись традиционными «Мир! Труд! Май!». Словами, которые сегодня впечатляют лишь иностранцев, покупающих сувениры, выполненные в советской эстетике. ЛДПР могла бы создать интересную идейную и медиа-конструкцию из конфликта образа труда в советском изводе и «цивилизованного» буржуа-style представления о труде, которое близко квалифицированным «синим» и «белым» воротничкам. Вместо этого партия отделалась форматом «выступления вождя» на Пушкинской, причем «исполнила» этот митинг в нарочито развязном, легкомысленном стиле, как бы давая понять, что они всего лишь «отрабатывают повод». Митинг «справедливороссов» в Сокольниках и вовсе вызывает слезы сочувствия на глазах: 800 человек на площади и 5-6 упоминаний в СМИ для общероссийской парламентской партии – это симптом не просто кризиса, а похорон.

Гораздо интереснее и симптоматичнее прошли мероприятия организаций правоконсервативного и националистического уклона. «Правый» фланг, похоже, окончательно раскололся на фракции «имперцев» (от православных монархистов до евразийцев) и «национал-демократов» (от посконных гитлеристов до «русских сепаратистов» гнезда Белковского).

Второй лагерь, который, хоть и сохраняет предельно допустимый минимум численности – 400 человек на шествии, делает это за счет инерции почивших в бозе ДПНИ и Славянского Союза. Кстати, «Руссский первомай» – бренд шествия, которое проводили националисты, также достался им в наследство от «золотых времен» этих организаций. Это уже далеко не коалиция «Русского марша».

Ранее на этой многотысячной платформе уживались все более-менее прорусские и прогосударственные организации от «зигующих» бритоголовых мстителей из спальных районов, до интеллектуалов-евразийцев. Последние, собственно и дали жизнь этой политической «поляне» в 2005 году, воспользовавшись благодушием Департамента внутренней политики Администрации Президента. Теперь этот сектор подвергается все более серьезным трансформациям: с одной стороны, с него постепенно уходят те, для кого принципиальным остается вопрос территориальной целостности и неделимости России, ее влияния на постсоветском пространстве (отсюда серьезная потеря в численности). С другой стороны, подобно паразитам-симбиотам, свои усилия по его обработке объединяют национал-оранжисты Белковского и «белоленточные» инфильтраты с Болотной площади, финансирующиеся из разных фондов, которые принадлежат одному и тому же хозяину.


Понять это можно по абсолютно строгой симметричности систем обработки аудитории: Формирование социального ядра: «креативный класс» / «экстремистская молодежь». Символика: белые шары, белые ленты / черные шары, черные ленты. Требование-максима: отставка Путина / отставка Путина. Тактическое деструктивное требование: меньшинство должно контролировать власть / необходимо отделить Кавказ.

Несмотря на демарш Демушкина в ходе «болотного митинга» на Новом Арбате, в целом, аудитория этно-сепаратистов под брендом «Русской платформы» и «хомяки» с Болотной готовы к слиянию. Во-первых, конвергенцию и «притирку» обеспечит бытовой национализм городских оппозиционеров и склонность офисного планктона к играм в НС идеологию.

Во-вторых, общность символов и героев. Сцену «русского первомая» украшал медведь с эмблемы «Единой России», тащащий мешок с краденым и навязшая на зубах формулировка про «партию жуликов и воров».

Конечно, не случайно на «Русский первомай» вытащили и лже-десантников – зимнее «ноу-хау» политтехнологов «белоленточных», полностью ассоциирующееся с оранжевым протестом. Националисты встретили их аплодисментами.


Ну и конечно, свою роль сыграет и «молодежный сегмент», для которого характерен принцип «единства и борьбы противоположностей». Ранее мы наблюдали за тем, как Дрокова (ех-НАШИ) и Сергеева (ех-МГЕР) посещают день рождения начинающего пиарщика несогласных – Бериллия (в миру Виталий Шушкевич), сжигающего книги Суркова. Теперь с умилением взираем на то, как Вера Кичанова, автор высказывания «в концлагере моей мечты надзирателями будут евреи», улыбаясь, шагает рядом с «заключенными ее мечты».


Это не просто процесс интервенции «белоленточных» в этнонационалистический лагерь, наоборот, это логичный и закономерный процесс вползания сторонников «обрезания» территории России в естественную для них антигосударственную среду. Подтверждением этого служит итог «Русского первомая»: националисты примут участие в антиправительственных акциях 6 мая, запланированных несогласными.

Альтернативное мероприятие лагеря сторонников Империи, который постепенно будет пополняться патриотами, понимающими всю пагубность «русского сепаратизма», тоже проходило в формате коалиционного шествия, инициатором которого стал Евразийский Союз Молодежи. Под лозунгом «Мы – русский народ!» правоконсервативные организации прошли от Калужской площади до здания Госдумы РФ. В ходе мероприятия также звучали лозунги «За Великую Россию и социальную справедливость!», «Убей в себе либерала!», «Россия после Путина: без либералов и Госдепа!» и «За русскую Империю!». Тот факт, что «имперцы» не стесняются ставить вопрос о положении русских в России и хотят добиться возрождения русского народа в его культурном и государствообразующем величии, однако, при этом не ударяются в шовинистическую истерику, присущую скорее каким-нибудь малым и непризнанным этносам, является главным козырем коалиции, как в борьбе с националистами за аудиторию, так и в непростых отношениях с властями.


Гражданский профсоюз Новомосковска, Евразийский союз молодёжи, Журналисты России, Монархическая партия «Самодержавная Россия», НДПР, Партия "Народное движение "Святая Русь", Правая лига, Право-консервативный альянс, Русское ДПНИ, Руссовет, Собор русского народа, Союз народно-патриотических сил России, Союз Православных Хоругвеносцев, Устряловский клуб, Центр консервативных исследований Социологического факультета МГУ – вот далеко не полный перечень организаций, объединившихся вокруг имперской идеи и вышедших в составе 300-400 человек на это мероприятие. Идеологические рамки новой коалиции определили три тезиса, высказанных в ходе мероприятия:

1. Русский народ – абсолютная ценность

2. Россия может быть только Великой (Империя)

3. За социальную справедливость


А символическим актом стало вбивание кола имперской расцветки в «оранжевый гроб либерализма» под крики «Убей в себе либерала!» и «Капитализм – дерьмо!». В общем-то, неплохие поздравления в день лишившегося смысла и содержания праздника «1 мая». Их бы во главу 150 000 шествия «Единой России»!

Фото автора