Главная Власть Две чумы сербского народа

Две чумы сербского народа

E-mail Печать PDF

Медленно и неуклонно косовская тематика уходит с газетных передовиц. СМИ вяло освещают эту проблему, словно забыв о продолжающихся страданиях тысяч сербов, живущих во враждебном албанском окружении. Но у Сербии есть не только Косово.

Санджак, регион площадью 8 500 квадратных километров вдоль кордона Черногории и Сербии, – ещё одна болевая точка. Он соединяет Косово с Боснией, где мусульмане составляют 52% население, а сербы и черногорцы – 43%. Не играет на руку сербам и факт разделения сербов и черногорцев, которые составляют один народ.

В 2006 году прозападная власть Черногории провозгласила независимость от Сербии. Это имело серьезные геополитические последствия для сербской государственной идеи, поскольку Черногория отделила Сербию от моря, превратив ее в сугубо континентальное государство. А Санджак может в будущем стать местом нового вооруженного конфликта, поскольку рост турецких настроений в регионе отвечает геополитическим интересам НАТО на Балканах.

Балканы – образец того, как разобщенные террористические группировки преодолели разрозненность и сумели соединиться в цельный стратегический механизм. Стратегия Вашингтона заключалась в поддержке прозападных радикальных исламских движений и их идеи создания «мусульманской дуги» от Турции к Центральной Европе.

Расхождения в устремлениях Вашингтона и исламских террористов являются расхождениями лишь на первый взгляд. Чаще их желания совпадают. Например, панисламистска идеология считает целесообразным объединение всех разрозненных мусульманских стран и анклавов в единую сеть, в том числе на Балканах. Этого же хотели Соединенные Штаты, которые посредством радикализации Боснии, а также Косова, спровоцировали развал сербской государственности.

Поддержка исламских претензий на Санджак тоже может привести к отколу этого региона от Сербии. Кроме того, идея Большой Албании отвечает стратегическому видению американцами будущего уклада Балканского полуострова.

Экспансионистские аппетиты косоваров, распространяющиеся на Македонию, Черногорию, Грецию и развалившуюся, но недобитую до конца Сербию, не сталкиваются с осуждениями со стороны Вашингтона. Наоборот, заявление прежнего президента США о том, что Америка приступает к строению Нового мирового порядка, в том числе на Балканах, напоминает слова Адольфа Гитлера.

Югославским кризисом Вашингтон воспользовался как поводом для отказа от сдерживающих обязательств времен «холодной войны». Как бывает в таких случаях, повод был сугубо моральным – защита несербского населения от геноцида и предотвращение гуманитарной катастрофы в регионе. Клише «международное сообщество» должно было ввести в заблуждение: якобы не страны Запада, а весь мир выступает единым фронтом на стороне жертв «сербской агрессии».

Между тем, отношение Запада к сербам – красноречивая демонстрация нарушений прав человека. Это бомбардировка жилищных кварталов, жестокие приговоры пронатовского Международного трибунала сербским лидерам, игнорирование гуманитарных проблем сербского населения и т.п. Страны НАТО не только сами игнорировали эти проблемы, однако еще мешали другим странам поддержать сербский народ. Например, России, которая помогала сербам на дипломатическом, экономическом и политическом уровне. Другие страны СНГ, в том числе, Украина, побаиваясь диктата Вашингтона, своим молчанием поддерживали натовскую агрессию.

Кроме того, обнаружены факты использования НАТО против сербов радиоактивного оружия. Известно о контрактах между хорватским и албанским правительством и американскими информационными холдингами на право освещать ход югославской войны с албанских и хорватских позиций.

Югославия – это маленькая модель Российской Федерации, такой же многонациональной и многоконфессиональной, как и Югославия. Обе страны положили в основу федеральный тип межнациональных отношений. Раскол Югославии вдоль национальных швов – тот же рецепт, который готовят для России.

Югославия – это Натовский эксперимент и полигон для испытания доктрин Збигнева Бжезинского, который настаивает на важности существования независимой Украины, Молдавии, Прибалтики и Белоруссии, как средства распространения западных влияний у русских границ. То есть, украинская, белорусская и иная независимость играет на руку геополитическим врагам восточного славянства.

Параллели очевидны, особенно если сравнивать с Украиной. Война в Югославии началась с конфликта в Краине – регионе, название которого переводится, как «пограничная земля», «край». То же касается и Украины. И сербская Краина, и Украина – это пограничные территории с православным населением, которые сталкиваются с западной католической цивилизацией: Сербия – с Хорватией, Украина – с Польшей.

Несмотря на то, что 70% граждан Украины против членства в НАТО, Вашингтон продолжает напоминать, что двери открыты. Этим признается лишь право 30% присоединиться к НАТО. Право 70% не присоединяться воспринимается как временное недоразумение.

Как американцы хотели освободить хорватов от сербов, так они хотят освободить украинцев от россиян. В настоящий момент, когда Украина независима, они хотят освободить ее от русских влияний и заменить их влияниями американскими. В Киеве уже замечены активисты сербского «Отпора!». Видимо, инструктируют украинскую оппозицию перед выборами 28 октября.

Вторжение в Сербию началось из-за ситуации в Косово. После того, как Косово отделилось, оно превратилось в плацдарм для проникновения еще глубже в центральные районы Сербии. Напрашиваются аналогии с Грузией, которая в 2008 году атаковала Южную Осетию, надеясь вгрызться глубже в континентальную массу России, неся с собой американское влияние.

В советское время США требовали независимости Грузии, как позже независимости Косова. После того, как в Тбилиси получил суверенитет, территория Грузии превратилась в плацдарм западного проникновения в тело русского Кавказа.

Как косовские албанцы пошли войной на Сербию, так грузины в августе 2008 пошли войной на …Россию. При этом Южная Осетия никогда не была интегральной частью Грузии, в то время как Косово – неотъемлемая часть Сербии, колыбель ее культуры, где албанцы не были автохтонным населением.

Пока же американцы, похоже, нашли нового агента влияния в Сербии – бывшего кандидата в градоначальники Белграда Александра Вучича, который, побывав в Вашингтоне, уже заявил, что сербские власти обязаны выполнить взятые на себя перед албанцами обязательства. И добавил, что сербам надо готовиться к худшему. А худшим может быть только полный отказ Белграда от косовской земли.

Отъявленный либерал и не мог поступить иначе. С тех пор, как в Белграде окопались сербские либералы-западники, предательство родной страны стало в Сербии правилом хорошего тона.

Учитывая эти высказывания, и надежды Вучича на большое политическое будущее, можно не сомневаться, что Белый дом сделает всё от него зависящее, чтобы этот политик стал как можно влиятельнее и заметнее.