Главная Власть Забыли про овраги

Забыли про овраги

E-mail Печать PDF

Смену руководства Министерства обороны России нашему корреспонденту комментирует один из ведущих военных аналитиков, бывший начальник разведки Воздушно-десантных войск, председатель Центрального Совета «Союза десантников России» Павел Поповских.

- Итог реформирования армии под руководством Сердюкова – кипа уголовных дел о крупных хищениях. Ваше мнение по поводу скандальной отставки министра обороны.

- Проблемы у Сердюкова накопились за пять лет. Я имею в виду проблемы в Министерстве обороны, и именно в плане, главным образом, кадрового подбора. Его просто-напросто подставили и подставили серьезно, а он, видимо, не контролировал ситуацию так, как это надо было делать при таком огромном бюджете.

Отдать на аутсорсинг все обслуживание – ведь это государство в государстве (!), и там нужно было назначить жесткий контроль. Но как таковых контрольных органов у Министерства обороны не было, а государственные органы в Министерство обороны не заглядывали. Вот это и получилось, что они почувствовали безнаказанность.
Я думаю, что все эти хищения произошли где-то в последние 1-2 года, соответственно, когда появились условия для них.

- При вскрытых махинациях есть доклады и официальные сообщения о первых итогах непосредственно военной реформы. О чем идет речь?

- Если говорить о самой военной реформе, то она без сомнения была необходима. Если говорить о стратегии реформы, то это, конечно, изобретение не Сердюкова, а это высшего руководства, и это, кстати, общая мировая тенденция. В том направлении, в котором реформа была проведена, – она, в общем-то, была скопирована в какой-то мере с американской структуры. Американская армия, полагаю, эффективная. Но как всегда исполнение у нас оставляло желать лучшего – гладко было на бумаге, да забыли про овраги.

Есть еще одно серьезное препятствие – за эти годы было принято решение о переходе на годичный срок службы. Оно совпало с сокращением населения, демографической ямой, как говорят.
Итог плачевен – сейчас широко разрекламированные боеготовые бригады практически не укомплектованы. По крайней мере, их большую часть боеготовыми и боеспособными назвать нельзя. Я просто знаю положение – некоторые бригады укомплектованы всего на 55-60%, а по оперативным нормативам считается, что эта часть подразделений НЕ БОЕСПОСОБНА. Даже «не ограниченно боеспособна», а небоеспособна вообще!

Я знаю случаи, когда на должности механика-водителя (правда, не в ВДВ) просто находится «тело», которое ни разу в глаза танк не видело и за рычагами не сидело, а записано туда просто для того, чтобы заполнить штатную единицу, штатную клетку, и посчитать, что экипаж есть. А что фактически?..

И такие случаи есть. Учения, что проводили последний раз, когда бригада была собрана со всего округа, ее готовили два месяца, показали в деле – по-русски «показуху» устроили, а потом обратно раздали всех собранных по своим частям, откуда они были на какое-то время приглашены. Это же не дело!

- ВДВ выглядит особняком на фоне глобальных сокращений в Вооруженных силах…

- Много проблем с Воздушно-десантными войсками. Я имею в виду, как много проблем? Проблем-то в ВДВ меньше, чем в Вооруженных силах, потому что здесь, скажем так, командование было на месте и по возможности купировало и как-то сглаживало те решения, которые Генштаб навязывал и ГОМУ навязывало.

Ведь фактически ВДВ сейчас, как оперативное объединение, как самостоятельная группировка войск, способная вести военные действия и формировать командный пункт, – его нет. Есть просто несколько дивизий, а оперативного объединения – нет. Род войск, к счастью, сохранился. И то, учебный род войск предполагает в своем составе подготовку офицеров и подготовку специалистов, но эти военно-учебные учреждения тоже из состава ВДВ выведены. Так что у них сейчас нет ни учебного центра, ни училища. Какой же это род войск без специалистов, которых он должен готовить? Это один из признаков рода войск. Всё надо исправлять. И чем быстрее, тем лучше…

- А разве Рязанское училище отобрали у ВДВ?

- Оно входит в состав Сухопутных войск.

- Ничего себе… Есть уверенность, что с новым руководством ситуация изменится к лучшему?

- Так или иначе, даже учитывая те ошибки, я еще раз повторю, что в целом стратегия военной реформы, ее замысел были выбраны правильно.
Однако дальше пошли перегибы по принципу «чего изволите, господин начальник», гребли всех и вся под одну гребенку не разбираясь в деталях, не понимая, что Вооруженные силы – настолько многоплановый, многоуровневый, сложный механизм, что его под кубик равнять нельзя.

- Ситуация на Кавказе – стабильно-напряженная, но не выходит за рамки. Неспокойно по традиции в Дагестане, ряде других республик. Проблема конфликта с Грузией так и не снята с повестки дня. Оценивая все это, скажите, какие военные угрозы сейчас стоят перед Россией?

- Если говорить о большой военной угрозе, то полагаю, что она в повестке дня сегодня не стоит. А локальные конфликты сейчас стали методом продвижения национальных интересов и широко применяются всеми ведущими государствами мира. Локальные конфликты – это способ инициирования внутренних конфликтов, способ продвижения своих национальных интересов и устройства мира по-своему. И нет никаких гарантий того, что не возникнет снова грузино-абхазский конфликт или же не полыхнет в Средней Азии.

Еще раз повторяю, локальные конфликты участились, только будут учащаться. Так что здесь порох надо держать сухим. Поэтому как раз для решения таких внезапно возникающих задач и нужно иметь оперативную, мобильную группировку войск, как ВДВ. Именно как оперативную группировку, а не как род войск даже.

- Павел, Яковлевич, возвращаясь к переменам, прокомментируйте увольнения руководства Генерального Штаба ВС РФ и генералитета в ранге заместителей министров обороны.

- Пока не буду говорить о конкретных персоналиях. Но в целом, конечно, я считаю, что вина в том, что произошло, начальника Генштаба и собственно Генерального Штаба здесь в большей мере, чем Сердюкова. Он – не специалист, он делал ту конфигурацию, которая была запланирована, а все детали – планирование, четкая детализация – это уже дело начальника Генерального штаба, Главного организационно-мобилизационного управления, Главного оперативного управления и т.д., всего этого большого механизма.

А что Сердюков? Ему нужно было оздоровить финансы, и он конфигурацию по оздоровлению финансов выстроил. Но контроля над этой конфигурацией, которая присосалась к армии, не было никакого. Вот и результат. Я боюсь, я не исключаю, что он и сам пострадает.

- Спасибо за беседу.