Главная Власть Рыжков не прятал руки

Рыжков не прятал руки

E-mail Печать PDF

Прошедший вчера «Марш против подлецов» оставил двойственное впечатление. Для начала, сама эта акция, вызванная негодованием по поводу принятого закона, прошла почему-то после, а не до его принятия. Возможно, это связано с тем, что организовать предновогодних москвичей оказалось несколько сложнее, чем планировалось, как показал провал несанкционированного митинга в декабре под управлением Удальцова и Навального. Сам Навальный пишет в своем блоге, что не ожидал, что людей придет более полутора тысяч, и что он приятно удивлен их количеством. Которое, кстати, разнится: от 7 до 50 тысяч оценивают его правоохранители и сами оппозиционеры, соответственно.

Это еще один прелюбопытный вопрос, кстати. Вопрос о количестве. В прошедшей акции он стал одним из самых главных. Как будто количественное наполнение выдвинулось на первый план, а не качественное. Впрочем, почему «как будто», - так и есть, именно и выдвинулось.

Качественное наполнение о запрете американцам усыновлять российских сирот – весьма двусмысленно, и в обществе все еще идут дискуссии о необходимости позволять иностранцам усыновлять российских сирот, а если и позволять, то как их, иностранцев, впоследствии контролировать. Поэтому, скорее всего, и была выбрана организационная форма марша.

Что Немцов, Удальцов и прочие рыжковы могут сказать по этому вопросу? Да ничего, все, что они могут – просто поспекулировать на тебе больных сирот, пофотографироваться на фоне толпы, раздув ее численность, а потом дружными рядами идти в американское посольство за пряниками.

Марш, несмотря на то, что он все-таки состоялся, нельзя признать однозначной победой оппозиции. Потому что непонятно, кого они победили. Для чего выходили? Посмотреть на Удальцова, жгущего портрет Путина? Пообщаться с политическими единомышленниками?

Этот марш не был предназначен для демонстрации протестного настроения по поводу закона, потому что закон уже приняли и подписали. Этот марш не был предназначен для укора властям, как это планировали некоторые из участников, деполитизированных, вышедших исключительно из-за жалости к сироткам, потому что их мнение, их голоса, их, простите, тела, были посчитаны в качестве сторонников оппозиции, а не сторонников более человечного отношения к детям.

Этот марш состоялся с одной целью – продемонстрировать, что оппозиция может собрать многотысячную акцию. Дескать, мы еще повоюем. И по тому, как от постика в постик кочуют все увеличивающиеся цифры, как яростно тиражируются фотографии с шествия, даже это не удалось в полной мере, – с детишек гешефт, несмотря на слова Навального (сказанные, возможно, для пущего блезиру), ожидался явно побольше. Ожидалось, что выйдут те, кто долго и громко возмущался на предмет несчастных сироток, и кто не пошел бы на митинг оппозиции по политическим мотивам. Они, кончено, вышли, но солидаризовываться с тем же Рыжковым, о чьей, в буквальном смысле, любви к политической деятельности ходят неприличные ролики в Интернете, все же решились немногие. Даже подписей под петицией к Обаме о запрете въезда Путина в США больше людей подписалось.

И в этом смысле «марш» только испортил и без того хиреющий рейтинг оппозиции: слишком уж активно организаторы пиарились за счет больных детей, чтобы это не вызывало отвращения. Хотя, повторим, понять тех, кто недоволен законом, можно. Однако делать на этом политический капитал, пожалуй, еще гаже, чем принимать такой закон, не обдумав других вариантов выхода из ситуации, или не приняв компенсирующих мер.

Впрочем, Путин подписал документы о начале новой реформы в этой сфере, однако документ сыроват, потому что делался явно в спешке. Ясно, что он будет доработан, исправлен, что впоследствии, когда он будет скорректирован, пойдет и финансирование, но вот именно сейчас особо предъявить возмущенным гражданам особо нечего, что, конечно, плохо работает на имидж …власти и Владимира Путина лично. Надо отдать должное и оппозиционерам: они в полной мере воспользовались информационным провалом власти, раскрутив тему нехитрого детского сиротского счастья себе на пользу.

И вопрос с больными сиротами продолжает оставаться болезненным для российского общества, просто потому, что у нас в обществе не до конца четко артикулирована важность и нужность охраны материнства и детства, потому, что жертвами бытового насилия в большинстве своем остаются женщины и дети. И их необходимо защищать, спасать, обеспечивать, в том числе, жильем и возможностями лечиться и обучаться. Но об этом на «марше» не говорилось: не для того собирались.

Зато посчитались и пофотографировались. Тоже ничего так "уик-ендик".