Главная Власть Ганнушкина и Набережные Челны

Ганнушкина и Набережные Челны

E-mail Печать PDF

Министр внутренних дел России Владимир Колокольцев стал объектом критики «правозащитников». Есть у нас такая народная примета – если «правозащитники» кого-то ругают, значит этот «кто–то» сказал нечто дельное.

Примета не подвела и на этот раз. Владимир Колокольцев заявил: «Я боюсь навлечь на себя гнев противников смертной казни, но, если не как министр, а как простой гражданин — я не видел бы ничего предосудительного в ее возрождении для подобного рода преступников. Но, и если посмотреть примеры разных стран: в Европе, в Евросоюзе — один подход, в Соединенных Штатах Америки — другой подход. У каждого государства есть свои особенности, и эти особенности нужно учитывать. Но вот для таких нелюдей, я считаю, что смертная казнь — это нормальная реакция общества на свершившийся факт».

Про «нелюдей» министр вспомнил в связи с убийством 11-летней Ульяны Алексеевой из Иркутской области и 8-летней Василисы Галициной из Набережных Челнов.
В том, что совершили это нелюди, которым жить не этом свете вовсе не следует, усомниться нормальному человеку трудно.

Не согласны, кто бы в этом сомневался, «правозащитники».

«Я считаю, что такие заявления чудовищны», - прокомментировала, например, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» заявление Колокольцева о приемлемости смертной казни председатель комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина.

Она подчеркнула, что шокирована известием о том, что министр внутренних дел мог сказать такое. «Уже доказано на международном опыте, на многолетнем опыте, что смертная казнь не обеспечивает уменьшения преступности, ничего кроме жестокости она не несет в себе», - подчеркнула правозащитница.

«Эта дискуссия должна быть прекращена раз и навсегда», - уверена она.

Ссылка на «уже доказано» просто умиляет. Вот бы еще сравнить уровень преступности в СССР 1983 года, когда смертная казнь применялась, и России 2013 года. Все предельно понятно станет.

Нежелание дискуссии у «правозащитницы» вполне объяснимо. Она к ней не готова. Давно известно, чьи права защищают «правозащитники», кому они «содействуют». Их не права жертв преступлений волнуют, а права преступников. Да и самостоятельно что–то решать «правозащитникам» не дозволено. Подневольные же люди. За малейшее отклонение от «генеральной линии» пинком от правозащитной кормушки отлучат. А для «грантоедов» родная кормушка – это святое. Привыкли из нее питаться. Вот и приходится вещать, что «чудовищны» мнения тех, кто считает, что от детоубийц общество надо избавлять.

Вопрос о том, не чудовищен ли «правозащитный» бизнес, еще с первой чеченской войны задают себе многие наши сограждане.

Почему бы свою точку зрения Светлане Ганнушкиной в Набережных Челнах не высказать? Дескать, я, «защитница» ваших прав, считаю, что убийца Василисы Галициной должен жить, что у него «права» есть. Не все же на «Эхе Москвы» и либеральных тусовках болтаться…