Главная Власть Путин против ЮЮ

Путин против ЮЮ

E-mail Печать PDF

Владимир Путин в минувшие выходные совершил одну довольно-таки странную вещь: он пришел на Родительский съезд, посвященный недовольству ювенальной юстиции. И на этом съезде он изрек, можно сказать, сенсационные вещи. Например, сообщил, что законопроекты о социальном патронате неоднозначны. И что ориентироваться в законодательстве о семье стоит больше на традиции, вместо слепого копирования чужого опыта.

То есть, мнение это не то чтобы очень странное, его разделяют очень многие родители, у которых есть дети, и которые полагают, что они могут столкнуться с произволом чиновников. Некоторые особенности законопроектов о ювенальной юстиции, в частности, касательно отчуждения собственности, не говоря уж об изъятии ребенка из семьи в детдом, вызвали не прекращающуюся более полугода истерику в соцсетях. Однако пока что представители высшей власти не радовали общество публичными оценками реформы.

Впрочем, какие могут быть оценки, если сама реформа затевается именно государственными чиновниками? В полном соответствии с концепциями клуба «ИНСОР», каковые концепции неоднократно обсуждались на сайте «Сегодня.ру». В этих же концепциях и дано философское обоснование необходимости вводить ювенальную юстицию, это же обоснование своими словами пересказывает в многочисленных интервью глава «ИНСОРа» Игорь Юргенс: российский народ мешает проводить модернизацию, потому что очень косный. По-видимому, возможность лишиться детей должна подстегнуть рост гражданского сознания родителей. Которые очень быстро включатся в процесс модернизации. Правда, что-то подобное уже вводилось в 30-х годах прошлого века, когда за ошибку одного члена семьи страдала вся семья, но реформатора того времени люди, подобные Юргенсу, почему-то считают палачом народов, хотя идут они тем же путем.

И в этой связи публичное выступление Владимира Путина на Родительском съезде очень неоднозначно. Он вроде бы вступает в заочную дискуссию с теми, кто столь активно модернизирует общество. А мы знаем основного фронтмена модернизации – Дмитрия Медведева. Поэтому не вполне понятно, - если Медведев проводит неприятную Путину модернизацию, то зачем Медведева было назначать преемником, а также премьером? И зачем вступать с ним в полемику, когда можно просто уволить?

Можем ли мы говорить о борьбе с элитой, в лице Медведева народа, в лице Путина? И можно ли вообще говорить, что идет какая-то борьба, кроме борьбы за личную власть? Однако же, власть Путина, несмотря на серию протестных акций «белоленточников», не вызывает сомнений в легитимности. Так зачем ему нужна дополнительная моральная поддержка родителей, озабоченных введением ювенальной юстиции? Возможно, это просто интуитивные шаги, предпринимаемые по наитию? Никто не сомневается, что у Владимира Путина хорошая политическая интуиция, хотя некоторые его идеи могут быть спорными, - как, например, решение оставить Медведева преемником на посту президента. Если предположить, что действия Путина были интуитивными и импульсивными, то, наверное, стоит отметить, что протест населения против реформ в сфере детского права и образования глубже и серьезней, чем полагают некоторые либералы, раз президент смог его уловить и отреагировать.

Однако радоваться пока рановато: президент вовсе не заявлял, что законопроекты по ювенальной юстиции не будут приняты. Он просто высказал свою позицию. Если внутри элиты идет подковерная борьба, о чем говорят сегодня многие политологи, то эти законопроекты будут лоббироваться тем отчаяннее, чем больше сейчас радуются все жаждущие отмены «ювеналки». Потому что продемонстрировать, что мнение Путина ничтожно - значит одержать победу. А Владимир Путин не большой любитель вступать в открытые противостояния, возможно, именно необходимость общественной поддержки, необходимость использования дополнительного человеческого ресурса вынудила его приехать и выступить в защиту традиционного родительства. Какие бы причины не вынудили президента на такой шаг, всем, кто против введения ювенальной юстиции, успокаиваться рано.