Главная Власть Дырявая кастрюля кандидата Каприлеса

Дырявая кастрюля кандидата Каприлеса

E-mail Печать PDF

За выборами в Венесуэле следил, наверное, весь мир. При этом следил исключительно деликатно: отправив наблюдателей, но придерживая публикации в СМИ. Важность выборов в Венесуэле такова, что об этой важности многие предпочитают молчать. Как и о войне в Сирии: давно ли мы слышали свежие новости из страны, где идет война?

На выборах, прошедших по случаю смерти президента Уго Чавеса, боролись два кандидата. Николас Мадуро, представитель чавесистов, и Энрике Каприлес, лидер правых. На осенних выборах Каприлес уступил Чавесу с разницей в 10%, сейчас разница между Мандуро и Каприлесом составляет чуть более полутора процентов. Это показывает и некоторый идеологический провал чавесистов, неизбежный после смерти лидера, и соответствующим образом усилившуюся пропаганду правых.

На самом деле, в Венесуэле проблемы есть, и их много. Помогая соседним странам, полагая, что вместе легче выживать и бороться против политики «заднего двора» Вашингтона, Чавес несколько обделял Венесуэлу в смысле финансовых потоков, что привело к недовольству бедняков: все-таки, своя рубашка ближе к телу. Оставшись без лидера, на фоне активизации правых, выступающих за возобновление дружбы с США, чавесисты несколько утратили темп, за что и поплатились. Нельзя не признать и наличие помощи правым со стороны «большого брата». Слишком подозрительным выглядит прорыв на 8,5 % во время голосования, хотя все опросы свидетельствовали о сохранении разницы между кандидатами аналогично осенним выборам.

Полтора процента – это очень немного. Это означает, что новой власти придется завоевывать легитимность, придется плотно работать с населением. Там, где Чавес мог использовать свой авторитет национального лидера, свою харизму, Мадуро придется работать головой и руками, и работать много больше и усердней. Приходить к власти на волне популярности предшественника очень сложно, что показывает пример Дмитрия Медведева, - можно скатиться до «Димона».

Венесуэла сейчас стоит перед сложными вызовами. Во-первых, США постепенно выходят на самообеспечение по энергоресурсам. Т.е., Каракас теряет рынок сбыта нефти. Во-вторых, несмотря на обамовскую риторику свободы и демократии, Вашингтон продолжает вести себя в Латинской Америке как на своем заднем дворе, активно и пассивно сопротивляясь становлению государственности в регионе, а также пытаясь противостоять усилению местных союзов и коалиций, каковые по умолчанию в США воспринимают как антиамериканские. В-третьих, социальные проблемы продолжают расти, в том числе на фоне мирового кризиса, который никуда не уходит и не уйдет. И правые, которые сетуют на низкий уровень жизни из-за политики чавесистов по объединению латиноамериканцев за счет венесуэльских недр, давят на больную мозоль у электората, который, как любой электорат, предпочитает жить несколько богаче соседей.

Кое-какие беспорядки сейчас идут в Венесуэле, но, думается, до серьезного противостояния дело не дойдет. Все-таки, эти накрученные проценты не означают симпатий к патрону правых на севере, скорее, это намек Мадуро на необходимость коррекции курса Чавеса.

Насколько коррекция будет производиться, насколько у Мадуро хватит для нее воли и ресурсов, покажет время. Пока, увы, время работало против преемника Чавеса. Правда, ему помог сам Каприлес, не скрывающий своей гомосексуальной ориентации, что, вопреки логике ЛГБТ-сообщества, даже уменьшило число проголосовавших за него венесуэльцев. Все-таки в Каракасе, его окрестностях и, тем более, провинциях еще сохраняется здоровое в нравственном отношении большинство.

Читайте нас в Фейсбуке и ВКонтакте