Главная Мониторинг прессы Золото как диагноз

Золото как диагноз

E-mail Печать PDF

Золото — отвратительный металл. Его промышленная ценность сомнительна, в отличие от алюминия, меди и серебра. Золото не генерирует прибыли. Наоборот, за содержание золота в хранилищах надо платить немалые деньги. Это бесполезный металл, чье предназначение — лежать в темной комнате и изредка сверкать, когда включают свет. Это самый ненавистный инвестиционный инструмент. Настолько ненавистный, что в начале века многие аналитики предсказывали скорую кончину золоту как объекту инвестиций. Правда, с тех пор — даже с учетом последнего падения, когда в начале этой недели золото за два дня потеряло в цене 15%,— оно подорожало впятеро.

Так что золото продолжают покупать. Кто же в него инвестирует? Не биржевые спекулянты, ведь на финансовых рынках можно найти более волатильные инструменты, с помощью которых можно заработать несравнимо больше. Золото покупают не для прибыли, а для того, чтобы сохранить свои сбережения.

После того как цена на золото упала, говорили, что это слухи о возможной продаже кипрским ЦБ своего запаса так повлияли на динамику цены. Но это смешно, потому что китайский ЦБ в феврале купил в десять раз больше золота, чем собирается продать кипрский.

Технический аналитик мне может возразить, мол, график котировок золота выглядит ужасно. Да, это так. Но график акций Apple выглядит еще ужаснее, ведь золото за полгода потеряло 20% стоимости, а акции Apple — 35%. При этом никто не собирается хоронить инвестиции в "яблочников", просто участники рынка слегка устали ждать выхода нового гаджета Apple.

Цена на золото — не на спекулятивном отрезке времени — напрямую зависит от политики монетарных властей. А что-нибудь в ней изменилось? Центробанки по-прежнему соревнуются в скорости печати, меняя лишь красивые формулировки, оправдывающие этот процесс. То это "программа спасения", то "количественное смягчение".

На мой взгляд, очевидных вариантов развития событий немного, а именно два. Вариант первый: регуляторы продолжат безудержное деньгопечатание. О чем, например, заявляет японский ЦБ, ведь он фактически еще не приступил к объявленной программе. В этом случае цена на золото продолжит расти.

Вариант второй: программы количественного смягчения будут завершены, регуляторы начнут изымать ликвидность. В этом случае вовсе не обязательно, что золото потеряет в цене. К тому же монетарные власти пока слишком далеко от второго варианта. А когда приблизятся, то другие рынки, например, акций и облигаций, обязательно дадут знать. А пока эти рынки молчат, слухи о возможных продажах десяти или даже ста десяти тонн золота каким угодно центробанком мало на что влияют.

Так что продолжающиеся инвестиции в золото — это диагноз, поставленный мировой финансовой системе. И всемогущим регуляторам, которые сегодня не могут, наверное, одного — печатать золото.

Дмитрий ТРАТАС